Диахронное соавторство 

Дисклеймер

 

Всё описанное не имеет задачи что-либо доказать или опровергнуть. Объективной реальности не существует, поэтому мы позволяем себе играть ради игры как одного из ключевых проявлений жизни. В конце текста содержится предложение присоединиться к этой игре.    

 

 

Диахронное соавторство

 

Из любого материала можно сделать новый артефакт. Скажем, из старых обносков можно вырезать крепкую ткань и сплести прекрасный абажур. Из ржавых гвоздей можно сделать скульптуру. И т.д. Это называется бриколаж, техника, назначение которой — давать предметам вторую жизнь, как правило, в другой плоскости.

 

Мы имеем в виду немного другое: когда несколько людей создают общее произведение в заранее оговоренном медиа. Опять-таки, в среде профессионалов такое не редкость. Садятся за работу Кукрыниксы, и вот получается новый холст. Собираются несколько композиторов, и вот на выходе "Бабье лето" Джо Дассена. И т.д. Мы это называем синхронным соавторством: в указанных примерах авторы согласованно определяют и реализуют определённую творческую стратегию (даже если они действуют в результате последовательно).  

 

Существует и другой, весьма условный, вид соавторства, диахронный. 

 

Соотвественно, это двухступенчатый процесс. 

 

Дальнейшее будет описывать не все возможные формы такого вида соавторства, но те конкретные его проявления, с которыми довелось соприкоснуться лично.  

 

На первом этапе группой соавторов определяется палитра изобразительных средств. Как правило, с учётом того, что этот этап подчинён логике генерирования смыслов при сниженном или отсутствующем пороге критической оценки,— это набор дискретных и рандомных слов, фраз, идей, элементов рисунка, в зависимости от вида творческой деятельности.

 

На втором, явно последующем, этапе автор, отвечающий за финальный продукт, берёт на себя всю ответственность по "доводке" произведения до приемлемого состояния. Степень его вмешательства может составлять и 5%, и 99%. Главная задача такого вида самоистязания — сохранение и преумножение тех импульсов, которые были выработаны на первом этапе, или, по крайней мере, их встраивание в некую общую логику. 

 

Литературная игра "Гексла" 

 

Отчасти иллюстрацией такого осмысления рандомного исходного материала является литературная игра "Гексла". В ней определяется случайная выборка из шести слов (иногда их предлагают сами авторы), которые затем нужно вплести в ткань лаконичных и самодостаточных рассказов. Несмотря на то, что это упражнение не в полной мере описывает принцип диахронного соавторства (автором на первом этапе выступает Случай), каждый получающийся в этой игре рассказ — это свидетельство мультивариантности авторского развития событий из исходных предпосылок и опыт "осваивания" внешних вводных (шести слов).   

 

Фильм "Эффект Шверникова"

 

В этом примере участники учебного семинара, на выходе которого должен был появиться научно-фантастический фильм в жанре документальной мистификации, придумывали всевозможные эпизоды, порой убийственные по потенциальной степени возможной интеграции в любую повествовательную ткань. Затем все имеющиеся вводные были учтены в сквозной и объединяющей все эпизоды истории и, с той или иной натяжкой, стали органичной частью общего фильма.   

 

"Коллективная" живопись

   

У нас есть опыт проведения нескольких весьма результативных диахронных сеансов в области живописи.

 

Как правило, в них задействованы непрофессионалы и чуть более опытные авторы. 

 

Задача первых — привносить стилистическое и смысловое разнообразие,  быть генераторами "слоёв", собственных эстетических проекций в общее пространство. Участники такого процесса никак не определяют общей стратегии, и всё, что они передают друг другу и своим последователям — это некие манифестации, которые говорят сами за себя.  

 

Задача последних — собирать эти "слои" воедино, в поисках наиболее адекватного решения, отвечающего исходному замыслу.

Снимок экрана 2021-09-01 в 16.14.57.png
Dark-Side-Of-The-Moon.jpg
_NEW6196_edited.jpg

Разумеется, как в других видах диахронного соавторства, финальный продукт отражает в большей степени почерк того, кто занят "сведением" картины, чем отдельных участников таких экспериментов, но это естественно: разнонаправленность индивидуальных векторов могут нивелировать друг друга и в сумме давать ноль. Только очень сильно зашумлённый ноль. Для того, чтобы получился фильм, даже если в качестве материала уже имеются сотни прекрасно отснятых кадров, требуется режиссёр. 

 

Конечно, в реальности этот странный процесс на любом этапе нуждается в модерации и учитывании  миллионов педагогических, психологических и политических нюансов. С учётом того, что участниками таких опытов является неподготовленная публика (в нашем случае, в каждом сеансе были задействованы десятки людей разного возраста, от года до 95), ни на какой дисциплине творческого процесса настаивать не приходится. Кто-то, невзирая ни на какие рекомендации, замалёвывает отдельные участки холста, кто-то (большинство) рисует знакомые с детства фигуры (домики, облака) или символы, кто-то демонстрирует своё уверенное владение кистью и добавляет хорошо прорисованные фрагменты (часто невпопад: поскольку на первом этапе общего рисования замысел существует лишь на словах и не имеет композиционного решения). Тем не менее, на втором этапе, как было описано выше, из этого хаоса высматриваются (или сами собой голографически проявляются, что отдельное чудо) определённые сюжеты, и дальнейшее развитие картин проистекает как подчёркивание и высвечивание этих до поры скрытых (но существующих!) мотивов.     

 

В результате применения этих техник рождаются достаточно мощные картины (мы не говорим "красивые", мы говорим "мощные"). Не всегда, безусловно. Некоторые работы демонстрировались на крупных выставках, а пара-тройка хранятся в действующих музеях России.

Рекомендации для участников диахронных сеансов живописи

 

Чтобы сделать весь процесс более конструктивным и менее зашумлённым, нами придуманы несколько нехитрых рекомендаций. 

 

1. Не бояться делать ошибок. Все движения мысли и кисти — это строительный материал для общей картины. Хаос, неизбежно рождающийся в процессе рисования в несколько десятков рук, содержит в себе уникальный строительный материал для работы на результат.

 

2. Получать удовольствие от процесса. 

 

3. Придумывать НОВОЕ, не пытаться повторить творческие подвиги Леонардо и Репина.

 

4. Понимать ситуативную разницу (т.е. в рамках проекта) между художником и маляром. Художник мыслит образами, маляр приводит закрашиваемую поверхность в соответствие с заданным колером и дизайном. Художник допускает существование деталей (микроигры линий, цветов, форм, контрастов), которые приводят к эффекту живописности; маляр мыслит категориями типа "закрасить".

 

5. Не использовать без крайней необходимости символы, графемы и прочие знаки, которые не имеют прямого отношения к понятию "красота".

 

6. Стремиться своим вкладом поддержать стилистически, композиционно, идейно или как-нибудь ещё всё, что было сделано до тебя (или делается в параллели). Стремиться к целостному и единому результату, а не пытаться отвоевать на общей территории кусочек эстетически независимого пространства.

 

7. По возможности использовать метод аддитивного синтеза. Суть его заключается в том, чтобы добавлять новое, не уничтожая имеющегося. Например, можно модифицировать форму, но часть исходной формы обязана остаться на холсте. Можно изменять цвет объектов, но весомая часть исходного цвета фрагмента должна оставаться нетронутой. Другими словами, каждый участник процесса в конечном итоге должен увидеть и фрагмент своего нетронутого труда и всего того, во что он эволюционировал.

8-29156. Здравый смысл, гармония, контролируемый диссонанс, "случай, бог-изобретатель" и т.д. 

Возможно ли диахронное соавторство в области музыки? 

 

Несмотря на то, что музыка — вид искусства, требующий самой высокой самодисциплины и не только не терпящий поверхностности и дилетантизма, но и не всякий акт безупречного музицирования превращающий в Музыку, мы рискнули предположить, что нечто подобное вышеизложенному (сочинение целостного произведения на основе свободных вводных) можно попробовать изобразить и в сфере Гармонии. Согласно Платону, музыка — это Число во Времени, так что даже сам Платон из своего далёка провоцирует на дискуссию и — эксперимент с диахронией.

 

Сразу сделаем оговорку. Ни о какой акустике мы и не помышляем: тонкая сонастройка партий акустических инструментов и вокала — вопрос высочайшего профессионализма, который не возникает вдруг и сразу. Вместе с этим, электрическая и синтезаторная музыка второй половины XX века продемонстрировала возможность выхода в новые, не менее вдохновляющие страты внеопусного музицирования (Брайан Ино, Эдгар Фрёзе, Дэвид Ворхаус, Петер Бауманн, ту нейм а фью). Заныры в эту музыкальную реальность существенно более "демократичны", так как не предполагают (хоть и приветствуют) долгих лет предварительного вышелушивания исполнительского мастерства в казематах консерваторий. Эпоха midi- и компьютерных эмуляторов сделала задачу сочинительства ещё проще (и соблазнительнее). 

 

Итого. На встрече клуба "Чердака ноосферы", тема которой была посвящена возможности или невозможности Нового, мы предложили участникам, среди которых не было отмечено ни одного профессионального музыканта, а большинство очевидно не владеют инструментом (тем в теории чище мог оказаться исходный сигнал) наиграть НОВЫЕ, ранее нигде не звучавшие созвучия на midi-клавиатуре (с подключенным на выходе нейтральным инструментом, роялем). Была озвучена гипотеза превращения любого строительного материала в постройку, таким образом транслировалась надежда превратить созданные фрагменты в единое и целостное музыкальное произведение, или, во всяком случае, в "саундскейп". 

В результате получилось десять коротких взаимоисключающих треков в разной тональности и атональных, с плавающим временем внутри. 

 

Цель эксперимента — попробовать, за счёт изменения мелодических интервалов, взаимопроникновения треков, неизбежной редактуры (сокращения количества) нот, присваивания новых тембров и ритмов, замен мелодий на ритмы и наоборот,— в качестве "философствующего аранжировщика и неизбежного соавтора (ведь многим произвольным всполохам звуков нужны и гармонические созвучия, и некие разрешения)" создать некое произведение, которое вбирало бы в себя импульсы и темпераменты всех вводных, и при этом было бы единым. 

 

Один из наших друзей, узнав о такой задаче, вызвался "помочь с аранжировкой". 

 

Мы с радостью согласились, с поправкой, что речь не идёт о помощи, а о том, чтобы самостоятельно сделать готовый продукт,  и с удовольствием предоставляем ему и всем желающим ссылку на исходные midi-файлы. 

 

Таким образом этот эксперимент перестал быть "камерным", и это очень интересно. Не в соревновательном плане (понятно, что у каждого автора-продюсера-аранжировщика будут свои радикально разные подходы к трактовке исходного материала), но в практическом: нам интересно не вспенивание смыслов в философские дали, а их приземление. Несколько результирующих композиций только добавят драйва к теме минувшего клуба "NEW! Возможно ли Новое?". 

 

Поскольку это стало игрой, предлагаем следующие рекомендации, чтобы действовать в единой системе координат.

Рекомендации для музыкальных продюсеров диахронных сеансов музицирования 

 

Рекомендации для участников первой фазы (набрасывания нот в общий котёл) в чём-то схожи с рекомендациями по коллективной живописи. Ниже — пожелания в адрес тех, кто сочтёт для себя интересным "довести до ума" этот пока отсутствующий в природе Опус Магнум.

 

1. Главное. Иначе в затее нет никакого смысла. На выходе должно быть оригинальное музыкальное произведение, не имеющее никаких аналогов. 

 

2. Жанровых ограничений нет, но мы бы в большей степени приветствовали гармоничные решения, которые будет хотеться переслушивать, чем одноходовки рэпа и ментальные металлоконструкции нойза.

 

3. При этом важно понимать, что предложенные треки далеки от совершенства, в некоторых, несмотря на условие играть "новое", прослеживаются явные аллюзии на существующие произведения. Задача — сохранить не менее 2/3 материала, независимо от его "оригинальности". Под материалом принимаются исходные гармонические интервалы и мелодические последовательности (но очевидно не мелодические интервалы, поскольку длительности нот и паузы между ними могут как угодно меняться). 

 

4. Можно всё. Менять тональности или оставлять произведение атональным. Как угодно сжимать и растягивать время. Членить треки на фрагменты и накладывать их друг на друга или разносить во времени. Само собой, мелодии можно делать ритмами, а ритмы — мелодиями. Разумеется, все существующие во вселенной тембры и доступные инструменты могут применяться в любых количествах. 

 

5. Результат должен быть представлен в виде файла .wav или .aiff в формате 16 бит / 44,1 кГц без сжатия.

 

6. Авторское право на результирующее произведение закрепляется за продюсером (аранжировщиком), при условии упоминания всех участников проекта (например, так: "композиция создана в результате творческого эксперимента на основе созвучий, предложенных участниками клуба "Чердака ноосферы" Н. Смирновым, М. Белкиным, Т. Дубянской, Ю. Дмитриевой, А. Абакумовой, О. Камкиной, Н. Мельниковой, О. Митрофановой, И. Усатенко, Е. Дмитриевой"). 

всёхор ошо.png

тадададам...

Снимок экрана 2021-10-16 в 4.04.26.png

UPD. Всё получилось. Мы были рады представить целых две композиции, двух авторов, на основе вышеуказанных вводных, на встрече клуба "Чердака ноосферы" 23 сентября.

Теодор Котеуш. Valentinovka Waltz.

 

Valentinovka WaltzТеодор Котеуш
00:00 / 01:19

Aha Pena Emna. Fast Motion Of Neutrino Flight Through Moscow (Ускоренная запись пролёта нейтрино сквозь Москву). Ниже: 1) "клип" на основе первых попавшихся под руку более-менее подходящих видео (безусловно, с разрешением на использование) и 2) немного "кухни".  

Вот десять музыкальных фраз, предложенных участниками эксперимента.