Многомодельность

При всём многообразии и противоборстве точек зрения "религиозных", "эзотерических" и "академических" мыслителей в отношении моделей мира (или его закоулков), есть и такие модели, при знакомстве с которыми у "нормального" человека немедленно возникает рефлекс покрутить пальцем у виска или обменяться многозначительными взглядами с понимающим собеседником. "Всё есть сон во сне во сне". "Чтобы преуспеть в любви, необходимо потереть бронзовую грудь статуи Джульетты в Вероне". "Предки человечества — люди с большими фиолетовыми крыльями". 

 

И даже не важно, работает ли та или иная модель на практике или призвана повеселить приятелей за кружкой пива. (Если честно, то, нам кажется, абсолютно любая модель, даже самая пустопорожняя, не лишена смысла; но сейчас не об этом). 

 

Определённо, нет "правильных" и "неправильных" картин мира, но вот что существенно: ни та, в которой мир — это пустота, ни та, в которой он подобен бублику, обволакивающему эту дырку от бублика, не исключают друг друга. 

 

Так вот. Если применять сразу несколько моделей, последовательно или одновременно, окружающая действительность, конечно же, останется фиг его знает какой, но любая имеющаяся карта этой реальности из плоской вмиг превратится в многомерную. 

 

Взятые одной фигурной скобкой вместе, как система уравнений, эти модели, даже если они будут сочетаться друг с другом как ингредиенты фразы "один негр, а другой в яму упал", предоставят способ не только увидеть местность в объёме, и проложить по ней траекторию движения, но и, глядишь, подгонят транспортное средство, лошадку какую или флип. (Будет зависеть от того, что в фигурных скобках))

Ноль-модельность

Всё в мире взаимосвязано, и такой вывод пропагандируют не только те, кто практикует йогу, медитациии, боевые искусства, холотроп или трансерфинг, и не только несчастные квантовые физики, задёрганные авторами научпопа. Самый закоренелый материалист мира, при должной наблюдательности, не может хотя бы раз в жизни не удивиться чётким причинно-следственным связям: мысли оказывают влияние на последующие события, настроение — на погоду (не только наоборот), тонус в собственном организме — на благополучие окружения. На эту тему существует море книг, и есть много прекрасных людей, которые говорят об этом гораздо более правильным языком. Речь о другом. О единстве и неделимости. 

 

Модель, в которой "сознание" помещено в некий контекст, например "тела" или разнообразные системы матрёшек (физическое тело / тонкие тела / всё более хитро называемые тела / Абсолют), интересна, но дискретна. Что-то здесь не так. Ведь жизнь и во вселенском и в индивидуальном масштабе содержит не только барьеры между иерархиями с их точками перехода из одного состояния в другое, но и полна "градиентных морей" и целых островов, где все эти иерархии смыкаются и существуют вместе и сразу. Например, в том же сознании, причём — каждого существа, включая бедолаг, которым традиционно отказывают в наличии сознания.  

 

Поэтому уместно говорить не о "ясности мысли", а об осознанности как пребывании в состоянии целостности и динамического равновесия с миром и всеми его населяющими энергиями и явлениями. И ещё, важное дополнение: не только говорить. Умные слова не есть признак ясного ума. О теле уместно говорить на языке тела. О любви — молчать на языке любви. 

 

Если многомодельность и вообще моделирование — это полезные инструменты для движения, то отсутствие моделей и непосредственное приятие всего и сразу — это условие для пребывания. В мире, который, как ни крути, таков. 

 

Ветер колышет занавеску, а за окном — прозрачный воздух дня.