ПОЛИВАЕМОЕ

 

("Что не так?", Кризисы и Тенденции)
(за несколько дней до торжественного вплытия в эту картину

Чёрного Лебедя весной 2020 года) 

 

Во-первых, мы понимаем, что белый текст на чёрном фоне сложно читать (но во-первых-первых, эти цвета — не белый и не чёрный, и, в любом случае, в других местах сайта всё иначе и проще, а во-первых-вторых, именно такой вариант вёрстки занял почётное третье место в Кольмарском Чемпионате мира 2020-го года по категоричности).

 

Во-вторых, "всё так". Цивилизация развивается, и в текущем моменте есть много позитивного, и оно, как известно, обязано быть уравновешено своей противоположностью,— чтобы развитие продолжалось, где-то на стыке. Более того, если  допустить умозрительный мир без этого самого противовеса, то воображение ничего кроме кроме унылого гомогенного бланманже не нарисует. Вместе с этим, выискивать намеренно такие противовесы нет надобности: они являются неотъемлемыми частями всех явлений. В зависимости от масштаба взгляда, он (взгляд) и высматривает в одном и том же то светлое, то тёмное, то снова разные цвета...     

 

Однако, есть "в-третьих". В мире, у обитателей которого одновременно присутствуют историческая память и устремлённость к новому, более гармоничному будущему, где приветствуются свобода мысли и разнообразие волеизъявлений его обитателей, где ключевыми ценностями являются любовь, дружба, творчество, профессионализм и созидательный труд, там все турбулентные вихри "прогрессов" и "деградаций" всё же в сумме сводятся к поступательному спиральному развитию, от малой колесницы к большой, с возможностью для участников этой игры вписаться в разные этажи спирали, сообразно своим мироощущениям и уровню личной светимости. Современный мир, лишённый ряда естественных внутренних парадигмальных противовесов, предлагает ускоренную ось движения в сторону нескольких навязанных версий "правильного", которому определение дают так называемые "элиты", в подавляющем большинстве случаев не являющиеся ни моральными, ни интеллектуальными ориентирами, не выбранные другими обитателями планеты, но распоряжающиеся общепланетарными ресурсами, располагающие средствами для манипуляций массовым сознанием и репрессивными аппаратами разной природы. Одновременно цифровая революция конца ХХ века (наряду с её очевидными плюсами) предложила быстрые решения практически во всех сферах действительности, заменив процессы естественного вызревания готовыми результатами, логику взросления — вечным потребительским детством, непредсказуемость ветвлений событий — ограниченностью цифровых сценариев и соблазном с помощью таких сценариев регулировать общественные процессы. 

 

В результате стала складываться весьма неравновесная картина. При взгляде на неё, скажем, с субатомных или напротив, планетарных, масштабов, особых несуразностей можно и не заметить, более того, отметить ряд поступательных изменений "к лучшему" (по сравнению с кайнозойской эрой, например). Однако мы берём за основу суждений масштаб взгляда, соразмерный человеку.

 

Некоторые характеристики этой картины сводятся к следующему.     

 

— Общая деградация «цивилизации живого». Подмена гуманистических ценностей категориями удобства и эффективности ("что рационально, то и правильно"). Как следствие — пренебрежительное отношение современного «носителя цивилизации» и к самому себе, и к будущему собственного вида, и к устойчивому развитию общего дома. 

 

— Парадигма потребления. Спонтанное зашумление биосферы отходами жизнедеятельности, а ноосферы — производными производных массовой культуры и пропаганды. Биологическая вариативность — в своих эволюционных проявлениях — в таких условиях сводится к минимуму. Возникает поляризация "мегаполисы/ресурсные базы" (т.е. на планете наблюдается не перенаселение как таковое, а перенаселение в определённых местах за счёт исчерпывающей утилизации природных ресурсов в других), а сами люди транформируются в придатки к механизму-уроборосу, производящему и потребляющему блага цивилизации,— в разных местах его пищевого тракта,— кто-то в части механизма, кто-то в топливо, кто-то в нажимающего на кнопку "стимуляция лимбической системы".

 

— Упрощение нравов, а в некоторых географиях — мощный модерируемый цивилизационный откат к феодализму и сопутствующее этому мракобесие. 

 

— Звёздное небо над головой по-прежнему на месте, но "моральный закон внутри" агрессивно заменяется внешними сводами правил и алгоритмов, причём речь не только о цифровизации всех сфер жизни. Инструкции и законы не могут быть основой для взаимодействия с уникальным и беспрецедентным, к каковым следует отнести все проявления жизни, но юридически-бюрократическая абстракция становится всё более значимым фактором формирования реальности.

 

Кризис системы образования: вместо воспитания Человека Будущего, чей разум и внутренний космос равновелики космосу внешнему; вместо создания среды, где воспитываются интерес к познанию и умение мыслить свободно, широко, с любовью к жизни и живому, и умение находить свой уникальный способ быть счастливым для себя и полезным для общества; вместо этого новые поколения натаскивают на запоминание конкретной информации сугубо прагматического свойства, для того, чтобы каждый занял строго отведённое место в машине по обслуживанию интересов государств и корпораций. 

 

Кризис в сфере культуры. Главенствующую роль сегодня играет индустрия внимания. Шпионящие за поведением человека соцсети и агрегаторы видео заменили собой независимый интернет. Немедленный отклик потребителя теперь является главной валютой. Даже на самых высоких площадках теперь принято рассуждать о значимости культурных явлений исключительно с точки зрения их популярности, т.е. монетизации. Искусство "полутонов и вдохновений жить", искусство, решающее какие-либо задачи кроме денежных или пропагандистских, сегодня — явление маргинальное и исчезающее. 

 

— Информационный шум и гегемония псевдослучайных факторов. Случайность, основа развития вариативности и, как следствие, устойчивости мира, подменяется заданным алгоритмом. Сегодня, в эпоху постправды и дипфейка, нет способа различить полезный сигнал на фоне естественного или модулированного цифрового шума. Выделяются лишь сигналы, амплитуда которых искусственно усиливается маркетинговыми и политическими машинами. В цифровую эпоху исчезло и понятие факта, то есть теперь каша из симулякров делает возможными любые манипуляции, с одной стороны, и лишает какой-либо системы координат для совместного действия те институты, которые заинтересованы в устойчивом развитии мира. 

 

Всеобщий кризис доверия. "Моральные авторитеты" из книг, авторы-современники, в реальной жизни — тоже часто лишь умелые маркетологи-манипуляторы. (По счастью, не всегда).

 

Отсутствие каких-либо картин безопасного и гармоничного будущего. Поскольку все фантазии людей ложатся в основу конкретных действий, когда развитие цивилизации позволяет осуществить эти фантазии в реальности, постиндустриальный мир принимает формы различных антиутопий вчерашнего дня, именно они, но никак не согласованные видения единого и гармоничного мира, лежат в основе нынешнего модуса операнди распорядителей ресурсов. 

 

Тотальная зависимость от технологий. Человек перестал уметь делать вещи руками и мыслить как инженер. Техника больше не позволяет человеку чинить себя: вышедший из строя блок любого устройства, от фотоаппарата до автомобиля, не подлежит ремонту, только замене. Случись произойти самому невинному блэкауту в масштабах города или страны, как остановятся все процессы.

 

— Цифровой аутизм, дефицит внимания современного человека, которого ведут по неисчерпаемому океану нужной, ненужной, очень нужной и совершенно не нужной ему информации (пока ручные) боты-поводыри социальных сетей. Некогда популярная в корпорациях практика отдавать все "непрофильные активности" на аутсорс, то есть внешнему подрядчику, сегодня распространяется на гуглы как носители внешней памяти и на прочих "внешних духовников" как носителей внешней совести. (Возникающий вопрос: "а что такое профильные активности человека" пока оставим за скобками). 

 

— Наивная вера во всемогущество технологий и, в частности, в так называемый искусственный интеллект (строчные буквы употреблены намеренно). Нацеленный на развитие самого себя (а это ключевое отличие и.и. от обычного программного обеспечения, контролируемого человеком), искусственный интеллект представляет угрозу для любых форм жизни. Человек и всё содружество организмов, пока ещё населяющее биосферу, не входят в сферу стратегических интересов и.и.. Парадоксально, но, несмотря на то, что "логика" решений, предлагаемых и.и., никак не соотносится ни с горизонтальной картой развития человека как социальной сущности, ни с вертикальной — как сущности духовного порядка, человек увлечённо делегирует и.и. всё больше своих полномочий и подменяет огромные участки жизни схемами, не имеющими смысла с точки зрения жизни.           

 

Отсутствие в среде тех, кто принимает решения, холистического мировоззрения и понимания того, что всё в мире находится в состоянии глубоких причинно-следственных связей. 

 

Можно было бы назвать перечисленные симптомы предвестниками моральной, технологической и бытийной сингулярности, но не станем сгущать краски, ибо очень надеемся, что выходы есть, хоть они и неочевидны. Назовём такое состояние мира "временным недоумением от самого себя".  К тому же описанное — лишь симптомы, при этом, не исчерпывающие и снятые в произвольных местах описуемого, разных его пятках, мочках ушей и стрелках усов,— но никак не причины (а попробуй с целью комплиментарной диагностики сунься в причинные места!).  

 

Что касается выходов, то ни одна традиционная сфера человеческих проявлений не в состоянии их предложить. В них нельзя больше добиться ничего, ни революционерам, ни романистам, ни гуру, ни гуруемым, ни композиторам, ни кинематографистам, ни архитекторам, ни сталеварам, ни политикам, ни астронавтам, ни доярам, ни конокрадам, ни асфальтоукладчикам, ни филателистам. Новое время ждёт новых решений. Для того, чтобы изменить ситуацию, требуется делать шаги, аналогов которым до сих пор не существовало. Рок-н-ролл больше невозможен (и более невыносим). 

 

Надо изобретать новое. 

 

И достаточно быстро.

Здесь кончились и канаты, и бусины, и синие плезиозавры. Иллюстрируйте дальше сами.

© Андрей Демидов, 2016-2020

© "Чердак ноосферы", 2016-2020