Принцип зыблемости  

 

 

 

Чтобы подчеркнуть серьёзность выраженного мнения, во многих книгах, школах, системах мысли принято указывать источники информации. Действительно, это серьёзное дело. В этих источниках, в свою очередь, содержатся ссылки на что-то ещё более авторитетное, и так далее. Наконец, в какой-то момент всё упирается в некий свод незыблемых сведений об устройстве мира. Есть такой источник, который уже не ссылается ни на какой иной источник, вот и приехали. 

 

Без твёрдой почвы под ногами туго, но, всё же, если вдуматься, весь массив "накопленных человечеством знаний", включая многие "первоисточники" — лишь колосс на глиняных ногах. Начни штурмовать, спокойно и беспристрастно, любую область знаний в рамках весёлой уилсоновской* дисциплины онтологического партизанства, и выяснится, что всё было не так, как принято считать. Не тогда. Не там. Не с теми. If at all. 

 

Авторитетов нет.  

 

Взывать к так называемому здравому смыслу тоже бессмысленно. There is nothing less common than the so-called common sense. 

 

Сомнения во всём не есть самоцель. Какой-нибудь ёг сказал бы, что у скептика чуть больше шансов приблизиться и к сути вещей, и к тому, что с большей вероятностью лежит в основе явлений и событий, и к самому себе. 

 

Мы же не привыкли рассуждать таким выспренним слогом. Просто самостоятельное открытие мира "с нуля", без привязки к известным знаниям, нам кажется более интересным занятием, чем изучение действительности по учебникам и готовым мнениям. 

 

Факты, кстати, весьма признательны тем, кто сомневается в их незыблемости. Как зыблемые существа, они очень любят удивлять нашего брата своими бесконечными весёлыми сюрпризами.

 

* Robert Anton Wilson