Принцип свободного  языка 

Есть два полюса: говорить и писать красиво, в расчёте привнести в мир красот, и —изъясняться так, чтобы быть адекватным самому себе. Есть и ещё, конечно, тысяча полюсов, подобно тому, как и на нашей планете есть не только Северный и Южный, но и магнитный, и полюс холода, и полюс недоступности... Говорить так, чтобы создать туман, и — говорить так, чтобы развеять туман. Говорить, потому что слушают, и — говорить, потому что есть что сказать. 

 

К чему это всё. 

 

Язык — штука и конкретная, и абстрактная, и магическая (словом можно творить реальности), и вполне себе приземлённая (словом можно отнимать свойство реальности у явлений). 

 

Но всё же, раз уж речь о принципах, поясним, к чему тяготеет душа. Мы считаем гораздо более существенным то, что предшествует слову (или порой заменяет его). 

 

Вот мы и говорим ровно так, как оно говорится, для того, чтобы быть сказанным (и приветствуем это в других людях). Со стороны это, возможно, выглядит как пренебрежение и стилем, и правилами и логиками всех языков. Однако, желающий понять, всегда поймёт, даже если слов наворочано с тонну. Нежелающий понять не сможет сделать вывод и из кристально отшлифованного афоризма. (Что до красот — так они в глазах смотрящего). 

 

И вообще, язык — подвижная среда. А обо всём том, о чём язык не двигается говорить, мы и не говорим))